Акции Новости бухгалтеру
0
Оформить заказ

Заявка на бесплатный номер

Вы хотите познакомиться с изданиями Аюдар Инфо ближе? Введите свои данные, выберите интересный вам журнал и бесплатный номер скоро станет ваш. Обращаем ваше внимание, что воспользоваться заявкой вы можете только один раз. Спасибо за выбор Аюдар Инфо!

Об обоснованности налоговой выгоды в виде вычета по НДС

Вычет НДС.

 


Пожалуй, самой популярной у налоговиков причиной отказа налогоплательщику в вычете сумм «входного» НДС является ссылка контролеров на необоснованность налоговой выгоды, получаемой хозяйствующим субъектом при заявлении указанных вычетов. Что кроется за такой обтекаемой формулировкой и так ли уж незыблемы позиции ревизоров, даже приводящих наиболее убойные аргументы в их обоснование? Попробуем разобраться на примерах нескольких судебных решений, принятых в прошедшем 2014 году.

Итак, вычет НДС, предъявленного налогоплательщику продавцами товаров, работ или услуг, является правом налогоплательщика, которое он действительно должен обосновать. Каким образом? В положениях ст. 172 НК РФ есть подсказка: налогоплательщик должен иметь в наличии подтверждающие документы, а именно бухгалтерскую первичку, на основании которой он принимает свои покупки к учету, и специально разработанный для целей осуществления вычета документ – счет-фактуру, естественно, должным образом оформленный. Разумеется, приобретенные ценности должны быть предназначены для использования в облагаемых НДС операциях.

Все достаточно просто, не правда ли? Однако, даже несмотря на то, что все условия для предъявления вычета налогоплательщиком вроде бы соблюдены, контролеры могут усомниться в его добросовестности и, как следствие, в обоснованности получаемой им налоговой выгоды. Вот только свои подозрения они должны объяснить и доказать. Причем не столько налогоплательщику (это почти нереально, если тот уверен в собственной правоте или в недоказуемости совершенных им нарушений), сколько арбитрам, которые будут (а раз налогоплательщик уверен – точно будут) рассматривать налоговый спор.



Ведь судебная практика разрешения таких споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, в связи с чем предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. 

И представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных нормами НК РФ, в целях получения налоговой выгоды является достаточным основанием для ее получения, если контролерами не будет доказано, что сведения, содержащиеся в данных документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Это почти дословная цитата из Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53), являющегося своего рода инструкцией и руководством к действию для арбитров, но на положения которого, естественно, ссылаются и налоговики, обосновывая свои претензии, и налогоплательщики, пытающиеся их опровергнуть.

вычет ндсКакие же обстоятельства, по мнению контролеров, свидетельствуют о недобросовестности налогоплательщика? Перечислим наиболее часто упоминаемые в арбитражной практике. Это представление в налоговый орган документов, подписанных неустановленными лицами либо лицами, отрицающими свою причастность к финансово-хозяйственной деятельности организаций, заявленных в качестве поставщиков; отсутствие контрагентов хозяйствующего субъекта по месту регистрации (а также их регистрация по адресу массовой регистрации) либо представление ими нулевой отчетности; представление налогоплательщиком и его контрагентами документов, содержащих противоречивые и недостоверные сведения; отсутствие у организаций, заявленных в качестве контрагентов по сделкам, возможности для реального осуществления хозяйственной деятельности в связи с отсутствием управленческого или технического персонала, основных средств,

Фото: www.ru.123rf.com

производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Как можно заметить, все приведенные обстоятельства, хотя и не зависят напрямую от самого выгодополучателя, могут вызвать сомнения в реальности совершения им хозяйственных операций (это по большому счету и стремятся доказать налоговики), хотя, по сути, сводятся к отсутствию у налогоплательщика должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов (речь, конечно, о добросовестном налогоплательщике). Впрочем, данный вывод является дополнительным (а зачастую и отдельным, самостоятельным) поводом для обвинения в налоговой недобросовестности. Так каким же образом оценивают названные обстоятельства суды?

В том‑то и дело, что по‑разному, в зависимости от конкретной ситуации.

 

 

 

Налоговые вычеты по НДС: О представлении документов.

 

Как уже отмечалось, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является достаточным основанием для ее получения. Ключевые слова в этой фразе – представление и должным образом оформленных. Совершенно естественно, что ни у кого нет шансов подтвердить свое право на вычеты в случае, например, хищения счетов-фактур без справки ОВД и попыток восстановления таких документов, даже если ранее правомерность данных вычетов уже была подтверждена камеральными проверками. Ведь доказать то, что в налоговых декларациях заявляются налоговые вычеты по НДС по тем же счетам-фактурам, которые в ходе выездной налоговой проверки не представлены, достаточно проблематично[1], что лишний раз подтверждено Постановлением АС МО от 02.10.2014 по делу № А40-41982/2013. И речь здесь не столько о добросовестности налогоплательщика, сколько об обоснованности налоговой выгоды.

Вкратце суть дела: по результатам выездной проверки инспекция доначислила компании НДС и пени, ссылаясь на непредставление счетов-фактур и других документов, подтверждающих обоснованность и правомерность вычетов, заявленных в налоговых декларациях.

Компания обратилась в суд, поясняя, что документы, подтверждающие налоговые вычеты по НДС, были украдены, но ранее правомерность этих вычетов не была опровергнута по результатам камеральных проверок каждого налогового периода, входящего в предмет выездной проверки.

Суды трех инстанций признали решение инспекции правомерным, указав, что налоговые вычеты по НДС носят заявительный характер, а право на них подтверждается налогоплательщиком в том числе представленными счетами-фактурами. Налогоплательщики обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов (пп. 8 п. 1 ст. 23 НК РФ).

Компания эту обязанность не выполнила, и суды не установили уважительных обстоятельств для непредставления подтверждающих документов. В частности, компания не представила соответствующие справки о хищении из следственных органов о факте хищения документации, а также не доказала своих попыток совершения действий по восстановлению отсутствующих документов (переписка с контрагентами, квитанции о направлении писем).

Ну, с непредставлением документов все понятно, а вот с должным их оформлением и степенью полноты, достоверности и непротиворечивости указанных в них сведений как‑то не очень. Нет, об обязательных реквизитах счета-фактуры и первички речь не идет, мы говорим, скорее, о взаимосвязи понятий «должное оформление» и «достоверность» в трактовке некоторых контролеров, оценивающих обоснованность налоговой выгоды проверяемого.

Например, одна ИФНС по результатам выездной проверки сочла часть документов оформленными с нарушениями, указала на документальную неподтвержденность расходов и отсутствие оснований для возмещения НДС (Постановление АС ЗСО от 11.12.2014 по делу № А27-17853/2013).

Суть спора такова: организация учла в расходах и заявила налоговые вычеты по операциям по перевозке оборудования и погрузочно-разгрузочным работам. В подтверждение она представила счета-фактуры, акты об оказании услуг, транспортные накладные, отрывные талоны к путевым листам, а также документы по погрузочно-разгрузочным работам (счета-фактуры, акты выполненных работ, справки по форме ЭСМ-7).

налоговые вычеты по ндс Налоговый орган указал, что в товарно-транспортных, транспортных накладных и отрывных талонах к путевым листам заполнены не все реквизиты. В частности, не полностью указан или не указан госномер транспортного средства, номер удостоверения водителя, перевозившего груз, или вид перевозки. Кроме того, во многих товарно-транспортных накладных адрес организации отражен в качестве пункта погрузки и пункта разгрузки. Неправильное оформление представленных счетов-фактур в списке претензий ревизоров не упомянуто. Инспекция произвела выемку документов и отказала налогоплательщику в удовлетворении запроса о представлении подлинников документов для внесения в них исправлений. Контролеры представили компании только копии, в которые она совместно с контр­агентом внесла необходимые исправления. УФНС, признавая решение ИФНС законным, указало на недопустимость дополнения документов новыми реквизитами.

Фото: www.ru.123rf.com

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 4 Постановления № 53).

Суды трех инстанций признали недействительным решение инспекции, обратив внимание на то, что она не доказала недобросовестность компании и направленность ее действий на получение необоснованной налоговой выгоды.

Суды отмечают, что допущенные сторонами исправления свидетельствуют о небрежности оформления первичных документов, но не опровергают реальность хозяйственных операций. Доказательств того, что доставка грузов не выполнялась либо осуществлялась на иные расстояния, инспекция не представила.

В решении кассации также сказано о том, что действующее законодательство не содержит запрета на корректировку документов; исправления в первичные учетные документы (за исключением кассовых и банковских) могут вноситься по согласованию с участниками хозяйственных операций, что должно быть подтверждено подписями тех же лиц, которые подписали документы, с указанием даты внесения исправлений. С учетом того, что в данном случае подлинники документов инспекцией не возвращены, налогоплательщик правомерно внес исправления в их копии.

То есть документы, оформленные не должным образом, могут быть исправлены и по ходу проведения мероприятия налогового контроля, причем факт их исправления не является препятствием к получению хозяйствующим субъектом налоговой выгоды.

Правда, следует отметить, что в рассмотренном случае суды обратили внимание и на то, что инспекция отклонила только часть документов по взаимоотношениям организации с перевозчиком, не признав данного контрагента проблемным или недобросовестным.

А вот еще пример толкования контролерами противоречивости информации в представленных налогоплательщиком документах в качестве доказательства необоснованности полученной им налоговой выгоды – спор, рассмотренный АС МО (Постановление от 19.08.2014 по делу № А40-153270/2013).

В представленной фирмой декларации по НДС за III квартал 2009 года заявлена сумма вычетов в размере 83,9 млн руб., включая НДС, уплаченный при ввозе товаров на территорию РФ. При этом на дату подачи декларации в книге покупок за указанный период сумма вычетов НДС была ошибочно занижена и составила 77,1 млн руб. Заявленный к уплате НДС был уплачен.

По результатам выездной налоговой проверки инспекция доначислила НДС, пени и штраф, ссылаясь в том числе на названный факт расхождения данных книги покупок и упомянутой декларации.

Суды трех инстанций признали решение инспекции недействительным, указав на выполнение компанией необходимых условий для применения налоговых вычетов НДС. Спорные счета-фактуры получены компанией в III квартале 2009 года, товары, работы, услуги приняты к учету, отражены в записях бухгалтерского учета в том же периоде, а приобретены они были для осуществления операций, признаваемых объектом обложения НДС.

Инспекция также обратила внимание на отсутствие бухгалтерской проводки, отражающей вычет по спорным счетам-фактурам. Но и этот довод был отклонен судами. По их мнению, ошибка при отражении бухгалтерской проводки не имеет правового значения для принятия НДС к вычету, так как не опровергает получение счетов-фактур и принятия на учет приобретенных товаров.

Кроме того, расхождения в книге покупок и декларации по НДС не лишают права на соответствующую часть вычетов, так как книги покупок не относятся к первичным документам, на основании которых налогоплательщик предъявляет НДС к вычету. Размер вычетов определяется на основании счетов-фактур, а не на основании книги покупок.

О лицах, подписавших представленные документы

Одним из поводов для подозрения в недостоверности информации, содержащейся в представленных для целей подтверждения обоснованности налоговой выгоды документах, является подписание их неустановленными лицами либо лицами, отрицающими свою причастность к деятельности организаций, заявленных в качестве поставщиков. Что ж, выглядит действительно подозрительно, но установление данного факта вовсе не свидетельствует однозначно о нереальности финансово-хозяйственной операции, заверенной подобными подписями.

Например, в споре, рассмотренном АС УО (Постановление от 07.11.2014 № Ф09-6720/14 по делу № А76-2528/2014), налоговики по результатам выездной проверки доначислили организации НДС, пени и штраф по операциям приобретения товара, посчитав их формальными. Инспекция решила, что компанией не проявлена должная осмотрительность при выборе контрагента, поскольку счета-фактуры подписаны от его имени неустановленным лицом и не могут являться основанием для налогового вычета.

Суды трех инстанций признали решение инспекции недействительным, установив, что спорная сделка была реально исполнена, разъяснив, что подписание счетов-фактур не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей, не может самостоятельно при отсутствии иных фактов рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной. Обязанность по составлению счетов-фактур возлагается на продавца, а как указали арбитры Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда (Постановление от 24.07.2014 № 18АП-5784/2014 по тому же делу), налоговое законодательство не наделяет налогоплательщика правами на проведение, по существу, мероприятий налогового контроля и не возлагает на налогоплательщика обязанность при приобретении товаров (работ, услуг) проверять, является ли учредитель, руководитель и главный бухгалтер контрагента таковыми, не обязывает лично знакомиться с генеральными директорами контрагентов и проводить экспертизу их подписей на документах. И с ними сложно не согласиться.

АС ЦО признал: то обстоятельство, что контрагенты отрицают факт совершения операций с налогоплательщиком, не препятствует получению им налоговой выгоды. В Постановлении от 15.10.2014 по делу № А36-6133/2013 суд указал, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. НК РФ содержит перечень обязательных реквизитов, которые должны быть указаны в счетах-фактурах, выставленных налогоплательщику продавцом товаров (работ, услуг). Счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением указанного порядка, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Представленные налогоплательщиком документы в рассмотренном случае могут считаться основанием для применения налоговых вычетов по НДС, так как содержат достоверные сведения и подтверждают реальность хозяйственных операций между обществом и его контрагентами, а показания директора контрагента, в которых им отрицается факт совершения сделок с организацией, следует расценивать критически, поскольку данное лицо является заинтересованным в уклонении от ответственности за возможное неотражение операций по реализации в налоговой отчетности.

 

Об адресе регистрации контрагента.

Если ваш поставщик зарегистрирован по адресу массовой регистрации или налоговики не смогли его найти по указанному в документах адресу, если на его балансе не числятся основные средства, если в его штате нет сотрудников – это еще один повод для возникновения у контролеров сомнений в реальности совершенной вами сделки. Хотя сам по себе адрес массовой регистрации контрагента не свидетельствует о недобросовестности налогоплательщика и не препятствует получению им налоговой выгоды. На данное обстоятельство обратил внимание АС ПО, отклонив подобные доводы инспекции, свидетельствующие, по ее мнению, об отсутствии возможности осуществлять финансово-хозяйственную деятельность. В Постановлении от 27.10.2014 по делу № А12-1434/2014 суд разъяснил, что в материалах дела отсутствуют документы, свидетельствующие о проведении правоохранительными органами мероприятий по привлечению к уголовной ответственности руководителей контрагентов за нарушение налогового законодательства о налогах и сборах. Отсутствие контрагента по юридическому адресу не является доказательством недобросовестности налогоплательщика, поскольку данное обстоятельство свидетельствует лишь о том, что контрагентом не соблюден порядок государственной регистрации или внесения изменений в учредительные документы, но не доказывает тот факт, что организация не оказывала услуги налогоплательщику. Адрес, указанный в первичных документах в качестве адреса контрагентов, совпадает со сведениями, содержащимися в ЕГРЮЛ, что соответствует требованиям к порядку оформления первичных документов, предъявляемым действующим законодательством.

Продукция, приобретенная у контрагентов, реализовывалась, что подтверждается проверкой и не опровергнуто налоговым органом. Оплата товара, приобретенного у контрагентов, производилась путем перечисления денежных средств на расчетный счет продавцов. Отсутствие в штате контрагентов достаточного количества работников также не является доказательством недобросовестности налогоплательщика, так как гражданское законодательство предполагает привлечение третьих лиц для исполнения обязательств по договору. Кроме того, для осуществления торгово-закупочной деятельности нет необходимости в наличии штата персонала и основных средств. Основные и транспортные средства необязательно должны находиться в собственности организации, они могут быть арендованы или взяты в лизинг у третьих лиц. Факт отсутствия на балансе предприятия-поставщика транспортных средств, необходимых для перевозки товаров, не является достаточным основанием для оспаривания самой сделки, поскольку законом не запрещено осуществлять доставку товара чужими транспортными средствами.

А суды Московского округа, отклоняя доводы инспекции, указали на то, что фактическое отсутствие контрагента налогоплательщика по юридическому адресу и адресу, отраженному в документах на поставку товаров, на момент проведения выездной налоговой проверки не может свидетельствовать об отсутствии юридического лица в период фактических взаимоотношений с налогоплательщиком (Постановление АС МО от 25.11.2014 по делу № А40-186870/13).

К выводу о том, что отсутствие контрагента налогоплательщика по юридическому адресу и отсутствие у него персонала не говорят о недобросовестности плательщика и не препятствуют осуществлению налоговых вычетов по НДС, пришел и АС ЦО в Постановлении от 20.11.2014 по делу № А35-8733/2013.

 

О проявлении осмотрительности при выборе контрагента.

Налоговая выгода может быть… признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика… направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей (п. 10 Постановления № 53).

Заключая сделки с контрагентами, хозяйствующий субъект должен исходить из того, что гражданско-правовая сделка влечет для него и налоговые последствия. Он свободен в выборе контрагентов и должен проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволит ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагентов в сфере налоговых отношений. Негативные последствия выбора недобросовестных контрагентов не могут быть переложены на бюджет. Так сказано в Постановлении АС СКО от 07.11.2014 по делу № А63-12746/2013, разрешившем налоговый спор в пользу контролеров. Но в данном случае им удалось доказать, что реально товар закупался у неплательщиков НДС, а с заявленными налогоплательщиком поставщиками осуществлялся формальный документооборот.

Аналогичные доводы приведены и в Постановлении АС ЗСО от 02.12.2014 по делу № А75-1176/2014. Но в рассмотренной ситуации все первичные документы, на основании которых налогоплательщик претендовал на получение налоговой выгоды, были оформлены от имени контрагентов, которые на момент заключения сделок по поставке материалов фактически не существовали, в связи с чем правовых оснований для принятия инспекцией заявленных обществом расходов, учитываемых при исчислении налогооблагаемой прибыли, а также налоговых вычетов по НДС по спорным сделкам не имелось. Причем здесь осмотрительность и осторожность налогоплательщика, как‑то не очень понятно.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (п. 10 Постановления № 53).

ФАС ЗСО в Постановлении от 22.01.2014 по делу № А67-810/2013, также признавая обоснованным отказ обществу в принятии к вычету НДС, пришел к выводу, что обществом не проявлена должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента. При заключении сделок общество, проявляя осмотрительность, должно было не только затребовать учредительные документы и убедиться в наличии у контрагента статуса юридического лица, но и удостовериться в личности лиц, действующих от имени юридических лиц, а также в наличии у них соответствующих полномочий; проверить платежеспособность контрагентов и деловую репутацию, а также наличие у контрагента обязательных для производства выполняемых им работ лицензии и необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает в данном случае проверку не только правоспособности самого юридического лица, но и полномочий лица, действующего от имени этого юридического лица, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью.

А вот АС ЦО в Постановлении от 26.11.2014 № А35-10030/2013 разъяснил, что о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом. Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает проверку его правоспособности, то есть установление юридического статуса, возникновение которого обусловлено государственной регистрацией юридического лица, личности лица, выступающего от имени юридического лица, а также наличия у него соответствующих полномочий на совершение юридически значимых действий, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью. При этом факт ознакомления налогоплательщика с соответствующими сведениями реестра, содержащимися в базе, размещенной на сайте ФНС, является подтверждением должной осмотрительности и осторожности налогоплательщика. То есть для проявления осмотрительности при выборе контрагентов достаточно ознакомления с официальными источниками информации о них.

 

 

 

При непоступлении налога в бюджет в его возмещении заявителю может быть отказано.

 

К такому выводу пришел АС МО, признав, что при рассмотрении вопроса о возможности возмещения сумм НДС необходимо учитывать не только соответствующее направление, но и фактическое поступление спорных денежных средств в бюджет. В Постановлении от 31.10.2014 по делу № А40-173412/13 суд пояснил, что, заключая любые, не запрещенные законом сделки, хозяйствующий субъект должен учитывать и публичные (фискальные) интересы государства, воздерживаясь от заключения сделок, единственной целью которых является снижение налогового бремени.

Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (п. 10 Постановления № 53).

Принимая во внимание изложенные в судебных актах обстоятельства и имеющиеся в материалах дела доказательства, суд пришел к выводу о том, что в ходе проверки налоговым органом были установлены обстоятельства, свидетельствующие о создании налогоплательщиком ситуации, при которой суммы налога, на возмещение (вычет) которых он претендует, в бюджет не поступали. Две судебные инстанции при отказе в удовлетворении заявления исходили из конкретных фактических обстоятельств налогового спора, определенных в ходе выездной налоговой проверки. При этом суды установили, что инспекцией собрано достаточно доказательств о проявлении налогоплательщиком неосмотрительности при выборе контрагентов и нарушении им норм налогового законодательства. Следовательно, отказ в получении налоговой выгоды обоснован.

А вот АС ВВО указал, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. В обоснование своей позиции в Постановлении от 02.10.2014 по делу № А43-27027/2013 суд разъяснил, что документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов, должны содержать достоверную информацию, в том числе о характере хозяйственных операций. Налоговые вычеты по НДС производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав. Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров и при наличии соответствующих первичных документов. Налоговое законодательство предполагает возможность возмещения НДС из бюджета при реальном осуществлении хозяйственных операций. Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Но факт неисполнения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей не препятствует получению налоговой выгоды, которая может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщику было известно о нарушениях, допущенных контрагентом. В данном случае контролеры этого доказать не смогли.

Солидарны с волго-вятскими служителями Фемиды и арбитры АС ПО. В Постановлении от 30.10.2014 по делу № А12-2870/2014 они пояснили, что налоговое законодательство не связывает право налогоплательщика на применение налогового вычета с действиями его контрагентов по сделкам по исполнению своих налоговых обязанностей, в том числе и по уплате этого налога поставщиком товара и по постановке на налоговый учет, а равно и с наличием у налогоплательщика информации о статусе поставщиков и их взаимоотношении с налоговыми органами. Действующее законодательство не предоставляет покупателю товара необходимых полномочий по контролю за отражением его контрагентами в налоговой отчетности операций по реализации товара и их оплате, а также за уплатой ими налога в бюджет и за представлением в налоговый орган каких‑либо документов. А налоговый орган, обладающий указанными полномочиями, не представил суду доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях самого налогоплательщика признаков недобросовестности либо свидетельствующих о неправомерности этих действий, а также о наличии признаков согласованности действий налогоплательщика и его контрагентов по уклонению от уплаты налогов. В рассмотренном случае получение налоговой выгоды не являлось самостоятельной деловой целью общества, поскольку обязательства фактически и реально исполнялись, у сторон имелась реальная и разумная деловая цель по использованию специальной техники для осуществления обществом предпринимательской деятельности и выполнения обязательств по договорам с заказчиками. Доказательств обратного инспекцией не представлено.

 

* * *

 

Как можно увидеть из приведенного обзора, решения, принятые в пользу любой из сторон спора, обосновываются одними и теми же доводами. Поэтому даже самые убойные и часто срабатывающие аргументы контролеров, пытающихся доказать недобросовестность налогоплательщика, могут не встретить понимания у арбитров. Следовательно, если претензии налоговиков возникли к реально совершенной вами хозяйственной сделке, смело идите в суд – вероятность отстоять там свое право на получение налоговой выгоды весьма высока. Постановление № 53 и данная статья вам в помощь!



[1] Теперь с введением в форму налоговой декларации разд. 8 «Сведения из книги покупок об операциях, отражаемых за истекший налогов

Отправить сообщение

Спасибо! Ваше сообщение было успешно отправлено