Акции Новости бухгалтеру
0
Оформить заказ

Заявка на бесплатный номер

Вы хотите познакомиться с изданиями Аюдар Инфо ближе? Введите свои данные, выберите интересный вам журнал и бесплатный номер скоро станет ваш. Обращаем ваше внимание, что воспользоваться заявкой вы можете только один раз. Спасибо за выбор Аюдар Инфо!

СУДЕБНЫЙ СПОР С ИФНС ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ НДС.

Возмещение НДС.

 

История, которая будет рассказана ниже, построена на материалах дела № А40-89628/2015, дошедшего до Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее – СКЭС ВС РФ). Это яркий пример того, что налоговики не вправе принимать противоречивые решения, а потом выбирать, какое из них исполнять. Впрочем, давайте по порядку.

Жила-была организация. И пользовалась она освобождением от обложения НДС операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренным пп. 29 и 30 п. 3 ст. 149 НК РФ[1]

«Входной» налог (соответственно) к вычету не принимала, а учитывала в расходах.

Время шло, и в один прекрасный момент руководство организации решило: льготное налогообложение не так уж и выгодно, а потому «откатим» назад – от льготы откажемся. Сказано – сделано: организация представила в ИФНС уточненные декларации по НДС (с I квартала 2010 года по I квартал 2013 года), в которых заявила к возмещению из бюджета суммы налога (в размере аж 237 356 567 руб.), а заодно и «отказное» заявление представила.

Да только ИФНС по «камералке» добро на возмещение НДС не дала, мол, уведомительный характер от освобождения от налогообложения не соблюден. (Напомним, согласно п. 5 ст. 149 НК РФ заявление об отказе надо подавать до начала периода, с которого налогоплательщик перестанет пользоваться льготой.) Управление ФНС апелляционные жалобы организации оставило без удовлетворения, и та обратилась в суд.

Но пришла выездная налоговая проверка и возмещение НДС (за период с 01.01.2010 по 18.04.2013) одобрила (решение налогового органа от 30.07.2014).

 

 


 


Вывод об обоснованности вычетов НДС сделан с учетом доводов налогоплательщика о наличии судебной практики, в соответствии с которой предусмотренный п. 5 ст. 149 НК РФ срок не носит пресекательный характер и не может являться основанием для отказа в праве на применение вычетов по НДС.


 

Этим же решением организации были доначислены налог на прибыль (ясное дело – после признания налоговиками права на применение налоговых вычетов отпало правовое основание для учета соответствующих сумм НДС в налоговых расходах), пени. Фигурировали в доначислениях НДФЛ (в небольших суммах), пени по налогу. Общая сумма доначислений – 52 822 004 руб.

Организацию устроил результат проверки, ведь она рассчитывала на возмещение НДС. Иск по камеральным проверкам она отозвала.

В дальнейшем организация обратилась в инспекцию с заявлениями о возмещении НДС:

  • путем зачета задолженности (52 822 004 руб.)[2];
  • в форме возврата оставшейся суммы (184 534 563 руб.).

Ждала-ждала, но так и не дождалась – инспекция исполнять решение о выездной проверке не стала (впрочем, и управление на жалобу нужным образом не среагировало), что и послужило поводом для обращения организации в суд.

 

возмещение ндсПоначалу события развивались в пользу налогоплательщика: суды (первая и апелляционная инстанции) учли фактическое неисполнение инспекцией принятого ею решения по результатам выездной налоговой проверки, что не соответствует положениям действующего налогового законодательства и существенно нарушает права и законные интересы налогоплательщика. А вот Арбитражный суд Московского округа (Постановление от 12.09.2016) судебные акты отменил: поскольку суммы налога, заявленного к возмещению, проверяются налоговым органом при «камералке» в порядке, установленном ст. 88 НК РФ, на основании налоговой декларации; вынесение решения о возмещении НДС по результатам выездной налоговой проверки не влечет правовых последствий ни для налогового органа, ни для налогоплательщика.

 

Фото: www.ru.123rf.com

Интересный поворот, ничего не скажешь! Сдаваться не было ни малейшего желания, ведь такой вывод, по мнению организации, создает прецедент законной возможности игнорирования налоговым органом своих решений, при том что камеральная налоговая проверка представляет собой минимальный уровень налогового контроля по сравнению с выездной проверкой, которая является углубленной, последующей формой налогового контроля.

Вместе с тем инспекция не наделена правом произвольно исполнять либо не исполнять принятые ею решения. Такие действия нарушают принципы соблюдения баланса частных и публичных интересов и ставят налогоплательщика в положение правовой неопределенности.

К тому же при выездной проверке налоговики, констатировав право на вычет сумм НДС в связи с отказом от льготного налого­обложения, доначислили налог на прибыль организаций («входной» налог ушел из расходов).

Отказывая в возмещении налога, суд кассационной инстанции не учел, что при отсутствии права на налоговые вычеты налогоплательщик сохраняет право на учет «входного» НДС в налоговых расходах. При таких обстоятельствах сложилась ситуация, при которой решение по выездной налоговой проверке не влечет никаких правовых последствий только в части возмещения НДС, доначисление же налога на прибыль организаций до сих пор имеет юридическую силу. (Иными словами, спорные суммы НДС не учтены при исчислении налога на прибыль организаций и не возмещены в порядке, предусмотренном ст. 176 НК РФ.)

С изложенными в кассационной жалобе организации доводами согласилась судья ВС РФ (Определение от 29.12.2016 № 305‑КГ16-14941), указав, что они подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и являются достаточным основанием для пересмотра оспариваемых судебных актов в кассационном порядке. Так, дело было передано в СКЭС ВС РФ.


Основаниями для отмены или изменения СКЭС ВС РФ судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ч. 1 ст. 291.11 АПК РФ).

 

Трое судей ВС РФ в Определении от 21.02.2017 № 305‑КГ16-14941 кассационную жалобу организации удовлетворили, а обжалуемый судебный акт (Постановление АС МО от 12.09.2016) отменили. Перечислим основания к такому выводу СКЭС ВС РФ:

 

  • по результатам выездной налоговой проверки, представляющей собой более высокий (углубленный) уровень налогового контроля, не исключается возможность пересмотра ранее сделанных по результатам камеральной проверки выводов налогового органа относительно обоснованности возмещения налога, что согласуется с правовой позицией, выраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 31.01.2012 № 12207/11;
  • решение по результатам выездной налоговой проверки в соответствии со ст. 101 НК РФ является ненормативным правовым актом, определяющим отношение государства в лице налоговых органов к тому, соответствуют ли действия проверяемого лица законодательству о налогах и сборах. Этот акт после своего вступления в силу порождает правовые последствия и является обязательным не только для налогоплательщиков, но и для налоговых органов;
  • пересмотр по результатам выездной налоговой проверки выводов о необоснованности возмещения НДС, ранее сделанных в решении, вынесенном по результатам камеральной налоговой проверки, влечет за собой и пересмотр последующих решений инспекции, принимаемых согласно ст. 176 НК РФ и опосредующих процедуру возмещения налога (см. также п. 49 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57);
  • право на налоговую льготу, не использованную в предыдущих налоговых периодах, налогоплательщик может реализовать среди прочего путем подачи уточненной налоговой декларации (п. 5 ПостановленияПленума ВАС РФ № 57). В данном случае льготным режимом налогообложения для организации является именно возможность начислять НДС при реализации ею работ (услуг), предусмотренных пп. 29 и 30 п. 3 ст. 149 НК РФ, в связи с этим она получает право на возмещение из бюджета соответствующей части «входного» НДС, которое согласно п. 2 ст. 173 НК РФ могло быть реализовано налогоплательщиком в течение трехлетнего срока. Указанный срок организацией не нарушен.

 

Так что же «зацепило» контролеров?

 

Во-первых, новирована была только часть обязательств, поставка товара по этому же договору впоследствии продолжилась. Налоговый орган в подтверждение своего мнения о формальности соглашения о новации сослался на ряд счетов-фактур и относящихся к ним товарных накладных, подтверждающих продолжающуюся поставку.

Во-вторых, внимание контролеров привлек тот факт, что дополнительным соглашением к договору о новации стороны увеличили размер процентной ставки за пользование заемными денежными средствами с 11 до 20% годовых. С точки зрения ИФНС, у компании отсутствовала вообще как таковая необходимость в заемных денежных средствах, в том числе для погашения кредитных обязательств, поскольку ею был заключен кредитный договор с коммерческим банком, в соответствии с которым кредитные обязательства налогоплательщика составляли 11%, тогда как процентная ставка по соглашению о новации – 20%. Таким образом, в действиях налогоплательщика отсутствовала целесообразность и экономический смысл.

 

 

Пока суд да дело…

 

Организация выиграла, СКЭС ВС РФ ее поддержала. Какие выводы следуют из рассмотренного судебного акта?

Во-первых, инспекция не имеет права отказываться исполнять собственные решения. И во‑вторых, срок, установленный для уведомления налоговиков об отказе от льготы (п. 5 ст. 149 НК РФ), пресекательным не является, законом не определены негативные последствия его пропуска[3]. Иными словами, вычет НДС возможен, даже если организация не в срок уведомит инспекцию об отказе от освобождения от налогообложения.

Стоит также отметить, что данный судебный акт включен в обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах КС РФ и ВС РФ, направленный ФНС для использования в работе (Письмо от 17.04.2017 № СА-4-7/7288@).



[1]Напомним, согласно названным пунктам льгота предоставляется управляющим организациям, товариществам собственников жилья, жилищно-строительным, жилищным или иным специализированным потребительским кооперативам, созданным в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье и отвечающим за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых предоставляются коммунальные услуги. Условие применения льготы – приобретение коммунальных услуг названными лицами у организаций коммунального комплекса, поставщиков электрической энергии и газоснабжающих организаций, организаций, осуществляющих горячее водоснабжение, холодное водоснабжение и (или) водоотведение. Речь, в частности, идет о реализации коммунальных услуг (пп. 29) и работ (услуг) по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме (пп. 30).

[2]На основании абз. 2 п. 1 и п. 14 ст. 78 НК РФ зачет сумм излишне уплаченных федеральных налогов и сборов, региональных налогов, местных налогов и сборов производится по соответствующим видам налогов и сборов, а также по пеням, начисленным по соответствующим налогам и сборам. Правила, предусмотренные ст. 78, применяются в отношении налогоплательщиков и налоговых агентов. Таким образом, ст. 78 НК РФ не ограничивает проведение зачета суммы излишне уплаченного федерального налога в счет погашения недоимки по другому федеральному налогу.

[3] Дополнительно рекомендуем ознакомиться со статьей «Когда выгодно получить, а когда отказаться от льготы по НДС», № 1, 2017, стр. 27 – 35.

 


эксперт журнала «НДС: проблемы и решения», №5, май, 2017 г.

Отправить сообщение

Спасибо! Ваше сообщение было успешно отправлено